Вторая волна мобилизации: Резервистов заменят дембеля-контрактники. Становится понятно, сколько их потребуется. Срочников освободили от СВО, но отслужившие имеют шанс стать професс
01.11.2022

Вторая волна мобилизации: Резервистов заменят дембеля-контрактники. Становится понятно, сколько их потребуется. Срочников освободили от СВО, но отслужившие имеют шанс стать професс

Вторая волна мобилизации: Резервистов заменят дембеля-контрактники. Становится понятно, сколько их потребуется Срочников освободили от СВО,

Вторая волна мобилизации: Резервистов заменят дембеля-контрактники. Становится понятно, сколько их потребуется Срочников освободили от СВО, но отслужившие имеют шанс стать профессиональными военными

Сергей Аксенов

https://svpressa.ru/war21/article/350998/

Материал комментируют:

Александр Жилин

 

Виктор Литовкин

 

Дмитрий Еловский

Указ президента РФ о завершении частичной мобилизации не нужен, точка поставлена, частичная мобилизация завершена,  заявил   Дмитрий Песков  1 ноября — в день начала осеннего призыва.

О завершении мобилизации главе государства 28 октября доложил министр обороны РФ  Сергей Шойгу . По его словам, призвали 300 тысяч человек и никаких дополнительных мобилизационных заданий не планируется. Генштаб особо потребовал от военкоматов прекратить рассылать повестки.

Между тем в Госдуму планируется  внести  закон об уголовной ответственности за уклонение от мобилизации (до 5 лет лишения свободы). Это позволяет предположить, что в будущем возможна вторая волна мобилизации в РФ. Чтобы достичь паритета с Украиной, где обещают призвать до 1 млн. человек.

Другой вариант — сделать ставку на контрактников-добровольцев. Выплачиваемые участникам боевых действий суммы — 195 тысяч в месяц — большие деньги для бедного в целом российского населения и могут стимулировать срочников по окончании службы отправиться в зону СВО. Численность каждого призыва — 120−130 тысяч человек.

— После указа президента о частичной мобилизации мы все увидели, что система мобилизационной готовности страны фактически разрушена. Это привело к организационным последствиям, — считает руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности, полковник запаса Александр Жилин.

— Выяснилось, что приписной состав учитывался военкоматами совершенно формально. Людей не вызывали для уточнения данных. К моменту мобилизации многие оказывались многодетными отцами. Площадки, на которых надо было собирать личный состав, прежде чем отправлять на обучение, зачастую подготовлены не были. Условия размещения зачастую были плохие. Это надо признать. Жесткая оценка ошибок позволит не повторять их в будущем.

А ведь мобилизационная готовность страны важна не только в условиях СВО или военных действий, но и в случае техногенных катастроф, природных катаклизмов и т. п. Поэтому сейчас надо сделать выводы и воссоздать практически с нуля мобилизационную готовность. Помимо триады Минобороны, Генштаба и системы военкоматов, мобилизационная готовность включает в себя и многое другое. Например, подготовку промышленности.

Прежняя мобилизационная система была создана в условиях общественной собственности на средства производства. Частной собственности не было. Была только личная собственность. Поэтому тогда было проще организовывать призыв людей. Сейчас многие предприятия, организации — частные. А порядок взаимоотношений их с государством не определен. Нужно четко законами установить, на что государство имеет право, а на что нет.

А у нас кое-кто в Госдуме пытается ужесточить ответственность за уклонение от мобилизации. От этого толку не будет. Нужно дать людям нравственную идею, которая побудит людей идти добровольцами. Как в свое время заставила моего отца пойти добровольцем 22 июня 1941-го.

«СП»: — Идею заменили денежным довольствием. Тем не менее, набрав 300 тысяч человек, мобилизацию закончили…

— Мобилизация начиналась с указа и, на мой взгляд, она должна закончиться указом. Поскольку конфликт на Украине не завершен, количество мобилизованных определяется фронтом, количеством потерь на поле боя. Чтобы впредь не допустить аврала на место тех, кого после подготовки отправили на фронт, нужно призвать и обучать новых людей. Даже если они в дальнейшем не понадобятся, на всякий случай их надо призвать.

«СП»: — Есть искушение начать призывать тех, кто демобилизуется после срочной службы. Это примерно 250 тысяч человек в год. Достаточно, чтобы закрыть потребности СВО?

— Это идеальный контингент. Можно продлить им срок срочной службы, сославшись на боевые действия, и отправить в зону СВО. А можно агитировать их подписать контракт хотя бы на три месяца — стимулировать деньгами. Ни одного варианта исключить нельзя. Остаться в армии хотят немногие. Накапливается усталость, дома ждут девушки, семьи. Но демобилизовываться в безработицу и разруху в своем поселке тоже захотят далеко не все. Фактор денег может сыграть свою роль.

Оценить необходимое для СВО количество контрактников сложно. Надо понимать, что генералам всегда мало солдат. Известные мне исключения — генерал Ивашов, и генерал Рохлин. Они думали о людях. Помню, в Чечне Рохлин буквально харкал кровью, но свой пост не покидал, потому что впереди был бой и ему важно было сберечь своих бойцов.

— Помимо рядового, сержантского состава в СВО требуются офицеры, — продолжает военный эксперт Виктор Литовкин. — А с офицерами у нас проблема. Некоторые училища, где их готовили, были сокращены. Помню, несколько раз были даже досрочные выпуски офицеров, особенно из общевойсковых училищ. Также планировалось готовить на ускоренных курсах сержантов.

Когда я служил, у нас в части были десятимесячные курсы младших лейтенантов. После обеда читали лекции, проводили занятия для военнослужащих. И по окончании службы можно было уволиться в запас или продолжать служить офицером. Сейчас такую подготовку ведут в военно-учебных центрах при вузах. Но я не слышал, чтобы их затем отправляли на фронт.

Раньше таких не кадровых офицеров, закончивших военные кафедры гражданских вузов, называли «двухгодичники». Из их числа, кстати, вышел бывший начальник Генштаба генерал армии Анатолий Квашнин. Наверное, их тоже можно призывать и после некоторой подготовки в тылу отправлять в зону СВО. Но это решение должно принять Минобороны.

«СП»: — В СМИ пишут об открытии по всей стране шестимесячных курсов подготовки младших лейтенантов…

— За такой срок можно подготовить сносного офицера. Но возникает вопрос: как долго продлится СВО? А вообще, этой работой надо заниматься постоянно, системно, а не тогда, когда клюнет жареный петух. Нужны резервисты, которые получая зарплату продолжали бы совершенствовать свои воинские умения, а в случае конфликта вливались бы в состав своей части. Такая система действует в Белоруссии.

«СП»: — Как вы оцениваете итоги частичной мобилизации? Несмотря на критику, руководитель организационно-мобилизационного управления Минобороны на своем посту…

— Это не показатель. Руководителей у нас снимают не сразу, как это было с главкомом Черноморского флота после потери флагманского крейсера «Москва». А вообще задачу развивать систему военкоматов ставит не руководитель мобилизационного управления Минобороны, а вышестоящие начальники. Не надо жалеть денег на армию, как это делают в финансовом блоке правительства.

Политические резоны наполнения зоны СВО контрактниками вместо мобилизованных оценил политолог Дмитрий Еловский.

— Отношение ко второй волне мобилизации, если таковую объявят, напрямую будет зависеть от количества «похоронок», которые россияне станут получать по уже мобилизованным. Чем больше среди них будет погибших, тем более негативная будет реакция. Именно из-за этих рисков с мобилизацией так долго тянули, не хотели ее объявлять.

Вопрос «а за что мы едем умирать?» начнет рвать тонкую нить поддержки СВО, которая есть сейчас. Потому что это коснется глубинного народа. И это сложно перебить телевизором, потому что телевизор всегда проигрывает личному опыту. А чем больше мобилизованных окажется на фронте ради победы в СВО, тем больше их погибнет, и тем больше будет негатива в обществе.

При том, что мобилизованные получают те же самые деньги, что и контрактник, в глазах общественности у них совершенно разный статус. Контрактники рискуют здоровьем и жизнью по собственной воле, а мобилизованные, за исключением добровольцев, в зону СВО сами не рвутся.

Последние новости

Новый уровень организации профилактической медицины в Карачаево-Черкесской Республике.

В 2019 году в Карачаево-Черкесии стартовал региональный проект «Создание единого цифрового контура в здравоохранении на основе единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ)»,

Жители Карачаево-Черкесии приглашаются принять участие в масштабном историко-патриотическом проекте, посвященном 80-й годовщине Сталинградской битвы

В России объявлен сбор фотографий и фронтовых писем и документов для реализации масштабного историко-патриотического проекта «Мост памяти», посвященного 80-й годовщине Сталинградской битвы.

Card image

Планируя отпуск или кругосветное путешествие, узнайте, как добраться до самых дешевых рейсов.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *